10 медицинских ноу-хау, которых не было бы без Первой мировой

Первая мировая запомнилась использованием новых средств массового убийства. Ответом на них стали медицинские инновации, многие из которых и сегодня спасают жизни. Как это случилось, рассказывает научный журналист Би-Би-Си Аманда Руггери.

10 медицинских ноу-хау, которых не было бы без Первой мировой

Первого июля 1916 года началась Битва на Сомме. Только в первый день 57 000 солдат были убиты или ранены. Когда 140 дней спустя сражение закончилось, количество жертв перевалило за миллион. Всего же к концу Первой мировой на ее полях остались лежать 20 миллионов солдат.

Первая мировая война порождение промышленной революции. В ней впервые было применено самое передовое оружие, от пулеметов и танков до ядовитых газов. Это приводило к очень тяжелым ранениям. К концу войны раненых было вдвое больше, чем убитых.

«Масштаб ранений не имел прецедента, так же как их тяжесть», — говорит Стюарт Эмменс, куратор новой выставки «Раненые: конфликт, жертвы и уход», которая открылась в Музее Науки в Лондоне.

Медицинские службы во времена Первой мировой постоянно сталкивались с новыми вызовами и предлагали новые решения. Не все находки прижились. Посттравматическое стрессовое расстройство, например, впервые было засвидетельствовано на полях Первой мировой и получило название «shell shock», буквально, «шок от снаряда». Британские власти выплатили больше 30 000 пособий тем, кто страдал от этого расстройства, но многие случаи были диагностированы неверно или подвергались не слишком эффективной терапии, например, лечились электрошоком.

И все же многие медицинские инновации, от переливания крови и кислородных масок до простой идеи помощи пострадавшим прямо на передовой, стали важным шагом на пути к современной медицине. Идеи медиков и ученых получили развитие не только в военных госпиталях, но и в обычных больницах.

«Мы представляем себе, как человека кладут на носилки и переносят в другое место, чтобы ему могли оказать квалифицированную помощь — а ведь этого не существовало до 1914 года», — говорит Эмили Мэйхью, историк военной медицины из Имперского колледжа Лондона. «Это основа современной британской военной медицины».

Переносной флюороскоп (1917)

1. Итак, посмотрим на десятку самых новаторских и важных экспонатов выставки.

Ранения солдат на Западном фронте часто были гораздо сложнее, чем ранения в предыдущих войнах.

«Раньше раны были далеко не так серьезны. И большинство пострадавших умирали от болезней. Промышленный характер войны изменил всё», — говорит куратор экспозиции.

Одна из причин тяжести ранений заключалась в том, что осколки снарядов и пуль попадали глубоко в живые ткани. Оставлять их было нельзя — они могли привести к заражению и летальному исходу. Но с определением их точного местоположения возникали проблемы. Обследование могло еще больше навредить пациенту.

Рентген, открытый в 1895 году и впервые использованный для медицинских целей в 1896-м, помогал врачам находить шрапнель. Именно для этой цели предназначался переносной флюороскоп. Его использовали полевые хирурги. Впрочем, полученные двумерные снимки сами по себе не решали задачу: по ним можно было понять позицию осколка, но не его глубину.

Компас Хирца, 1915

2. В тандеме с рентгенографией использовалось приспособление, которое позволяло медикам локализовать инородное тело с точностью до одного-двух миллиметров. Придумал новинку французский радиолог Эжен-Жюль Хирц. Устройство, получившее название компас Хирца, активно использовалось в Первой мировой войне. Если правильно установить три ножки, центральная игла прямо укажет на осколок. В медицинском обзоре 1924 года писали, что ни один другой инструмент не дает такой точности и не позволяет так аккуратно извлекать фрагменты снарядов.


Электромагнит, 1914-1918

3. Когда требовалось определить положение осколка или шрапнели, также прибегали к помощи электромагнита. Включенный рядом с телом пациента, прибор заставлял инородные тела вибрировать. Это облегчало работу хирурга.

Носилки Кольта для узких окопов, 1916

4. Не все медицинские инновации Первой мировой были высокотехнологичными, как компас Хирца или портативный флюороскоп. Эмили Мэйхью объясняет:

«Самые полезные находки — самые простые: санитар, человек с носилками. Это основополагающий принцип современной военной медицины: помощь нужно послать туда, где солдат получил ранение, и в первую очередь остановить кровотечение».

Санитары, которые переносили раненых, были главным звеном в системе первой помощи. Они доставляли солдат с фронта в полковые медицинские пункты, затем на перевязочные пункты, на эвакуационные станции (часто расположенные в нескольких километрах от линии фронта) и, если необходимо, в полевые госпитали. Работа санитара была настолько же опасной, как и дело солдата, и осложнялась окопным характером войны: спасательные отряды ориентировались по картам, начерченным вручную. Чтобы добраться до раненых, им приходилось петлять по лабиринтам траншей. С обычными носилками передвигаться по окопам было сложно.

В носилках Кольта раненые могли полулежать. Это позволяло санитарам лучше маневрировать. Покрытые кожей скобы по краям носилок перераспределяли вес на плечи санитаров — так у них освобождались руки. Кроме того, раненые находились ниже бруствера. Это предотвращало новые ранения.

Набор Робертсона для переливания крови, 1917-1918

5. Врачи экспериментировали с переливанием крови еще во времена сэра Кристофера Рена. Сегодня он больше известен как великий архитектор и создатель Собора Святого Павла в Лондоне. Но в 1665 именно он одним из первых продемонстрировал возможность переливания крови у животных. В XX веке гематологи открыли группы крови и начали осуществлять успешные переливания от одного человека другому. Однако на полях Первой мировой кровопотери были настолько огромны, что это требовало новых технологий.

До войны большинство переливаний требовали присутствия живого донора. Процесс неудобный и рискованный, не говоря уже о том, что в условиях фронта процедура была почти невозможна. В 1917 году канадский врач Лоуренс Брюс Робертсон опробовал новый метод: кровь прокачивалась из бутылки в тело раненого с помощью двух игл. Однако на иллюстрации изображен набор его однофамильца, американца британского происхождения Освальда Хоупа Робертсона. По его усовершенствованной методике также становилось возможным непрямое переливание. Кроме того, кровь хранилась в емкостях со льдом и не портилась в течение 26 дней.

Позже специалисты из Медицинского корпуса Королевских вооруженных сил назвали новые техники переливания крови «самым важным медицинским достижением войны».

Британский полевой хирургический набор, 1914-1916

6. Задачей санитаров и врачей было как можно быстрее добраться до раненых и оказать им помощь. С этой целью фронтовым медицинским подразделениям раздавали полевые наборы. В них входили хирургические инструменты, анестетики и средства по уходу за ранами.

Аппарат кислородной терапии Джона Холдейна Скотта, 1917-1918

7. Большинством медицинских инноваций, предложенных во время Первой мировой, мы обязаны настолько же продвинутым военными инновациям. Одним из них стал ядовитый газ, впервые примененный немцами в 1915 году. Уже тогда это считалось военным преступлением. Использование химического оружия запрещалось Гаагской декларацией 1899 года и Гаагской конвенцией 1907 года. Однако применение ядовитого газа неудивительно. Это прямой результат позиционной войны: военачальники постоянно ломали голову над тем, как атаковать противника, засевшего в окопах за линией фронта.

Немцы применили хлор против Союзников весной 1915 года. Британский медперсонал не был готов к такому вызову. Всего за несколько часов газ уничтожал легкие солдат и всю дыхательную систему. Вскоре после первых атак ученый Джон Холдейн Скотт отправился на линию фронта, чтобы идентифицировать химический состав газа и попытаться найти способ борьбы с последствиями отравления.

Одним из изобретений Скотта был кислородный аппарат. Увеличение концентрации кислорода в крови оказалось лучшим средством против газа, попавшего в легкие. Аппарат мог оказывать помощь четырем пострадавшим одновременно. Прибор стал основным оснащением пунктов газовой помощи, которые скоро появились вдоль линии фронта.

Ручные протезы производства Carne Artificial Arm Co, 1915

8. Солдаты в Первой мировой часто теряли конечности. В одной только британской армии без руки остались больше 10 000 солдат. Всем им назначали протезы, но не всегда лучшего качества. Особенно хорошей считалась продукция американской компании Carne Artificial Arm Co. Протезы получили прозвище «рука офицера», так как позволить их себе мог только высший офицерский состав.

Аппарат Бойля, 1918

9. Раны солдат требовали санации — удаления мертвых или зараженных тканей. Обработкой ран занимались еще в 18-м веке, но к 20-му процедура упростилась: доктора просто стерилизовали раны специальными растворами. Бельгийский хирург Антуан Депаж во время войны призвал своих коллег вернуться к санации. Решение было верным: до сих пор этот процесс остается важным средством предотвращения инфекции.

Процедура санации требует, чтобы пациент был без сознания. Это повлекло за собой прогресс в анестезиологии. В 1917 году Генри Бойль изобрел прибор, который подавал в легкие смесь кислорода, веселящего газа и эфира. Все последующие аппараты для анестезии были сконструированы по образцу аппарата Бойля.

Искусственные глаза

10. Взрывчатка, ядовитые газы, пули и даже венерические болезни — все это может привести к потере зрения. Уровень развития медицины в начале прошлого века чаще всего не позволял солдатам восстанавливать зрение, но по крайней мере увечье можно было замаскировать. С декабря 1916-го по август 1919-го Армейский склад очков раздал раненым британцам более 22 000 искусственных глаз.

Постскриптум «Футуриста»

Основоположником военно-полевой хирургии считается Николай Иванович Пирогов. Во время Крымской войны 1853-1856 годов он впервые предложил эвакуировать солдат с поля боя, накладывать гипсовые повязки и использовать эфир для наркоза. Он же разработал методы сортировки раненых и провел первую полевую операцию с анестезией. Великого хирурга и анатома даже изобразили на круговой панораме в Музее обороны Севастополя: Пирогов беседует с фельдшером на входе в перевязочный пункт.

Оригинал статьи

Фото: bbc.com, youtube.com

Комментарии