«Я попал в антиутопию»: бывшие зеки о том, как изменился мир

За последние 20 лет в мобильных, интернет и информационных технологиях произошли серьезные изменения. Пользователи Ipad нового поколения привыкли к сложной и развитой аппликации смартфонов и портативных компьютеров. Как чувствуют себя люди, впервые оказавшиеся среди таких технологий сразу после 20 и более лет заключения в тюрьме?

«Я попал в антиутопию»: бывшие зеки о том, как изменился мир

Майкл Джерард Сантос провел в федеральных тюрьмах США различной строгости более 25 лет, с 1987 года по 2013. Сантос был признана виновным в организации сбыта наркотиков через сеть посредников в Майами и Сиэтле. В тюрьме он признал свою вину, увлекся философией и получил образование, став магистром в области HR в Университете Хофстра (Нью-Йорк). С помощью своей жены, которая перепечатывала написанные от руки Сантосом размышления и статьи, он завел свой блог на сайте MichaelSantos.com. Таким образом, интернет и весь мир узнал о нем, когда сам Майкл еще не умел пользоваться сетью.

Сейчас Майкл работает в качестве тюремного консультанта, профессора уголовного судопроизводства в университетах Стэнфорда, Сан Франциско и Калифорнии (Беркли). Он выступает за реформу уголовного права и критикует приверженность американских властей к массовым лишениям свободы. Майкл также является автором 7 книг, посвященных жизни в заключении и тюремной системе Америки ( "Что если я попаду в тюрьму?" , "Внутри: жизнь за решеткой в Америке", "Тюрьма! Мой 8,344-тый день" и другие).

Майкл рассказывает, что готовился к использованию новых технологий в течении всех 26 лет нахождения в заключении, но это его не спасло:

моторола

«Когда я оказался в тюрьме в 1987 году, Моторолла выпустила огромный серый сотовый телефон, на который можно было звонить и который принимал звонки, но не мог отправлять текстовые сообщения. Кроме этого, у меня был пейджер, который передавал только цифры, персональный компьютер IBM с операционной системой DOS (16-битная однозадачная операционная система, ориентированная на использование внешних жестких дисков и дискет), которая поддерживала простейшие программы, такие как текстовые редакторы, веб-браузеры, почтовые клиенты и файловые менеджеры, и обладала 40 Мб памяти. Это казалось пиком технологического прогресса».

В 1987 году компьютеры подключались к матричному принтеру Epson, который на перфорированной бумаге ударным механизмом выбивал точки и заполнял их краской. Бумагу нужно было подавать на рельсовой системе, которая часто ломалась и бумага забивалась внутри. Сантос признается, что несмотря на то, что он много читал в тюрьме о коммуникационных и интернет новинках, это не дало никакого результата и что он чувствует себя, словно пришелец из другого времени, не знающий простых механизмов работы серверов и браузера.

«Чтение об этих технологиях напоминает чтение о печатании, что даже звучит абсурдно. Пока ты не используешь их – ты ничего не знаешь о них. В тюрьме у меня так и не сложилось представления о том, что такое браузер, например, и как он работает, даже после того как я узнал его функциональное определение – программа, обеспечивающая доступ в Интернет. Я думал, что это что-то вроде маленького текстового поля вверху экрана компьютера, где я вбиваю то, что хочу найти – как это делают сейчас с помощью Google поиска. Я и не подозревал, что для поиска теперь используют адреса локаций, URL-бар».

Особенно фрустрирующим фактором может быть то, что информационные технологии сегодня находятся в центре любого коммуникационного процесса. Не будучи с ними знакомыми люди оказываются исключенным из коммуникации. У Сантоса есть большой тюремный опыт, и он бы хотел делится им, помогать людям сохранить в тюрьме их ценности и интересы, но он просто не умеет пользоваться браузером.

Первая сложность, с которой столкнулся бывший заключенный оказалась разная брендовая «упаковка» программного обеспечения. При использовании одинаковых по функционалу программ разных операционных систем можно подумать, что они абсолютно различны и не догадаться об их аналогичности. Давняя война пользователей Apple и Microsoft продолжается преимущественно из-за привычки пользователей к той или иной аппликации и интерфейсу, а не в силу объективных преимуществ той или иной ОС. Другой проблемой может стать запоминание многочисленных паролей, призванных обеспечить безопасность личных данных.

«Я настаивал на необходимости всего одного одинакового пароля для всех сервисов, но моя жена настаивала на более серьезной защите. И так как я повидал в тюрьме много людей, обвиняемых в краже личных данных, то я с ней быстро согласился», – говорит Сантос.

Третья проблема современных компьютерных технологий – синхронизация всех личных устройств. Объединить их в одну коммуникационную среду проще, если они произведены одной компанией. С другой стороны, практически невозможно добиться этого в случае, если пользователь обладает компьютером iMac и смартфоном Samsung. Однако полная синхронизация также вызывает некоторые опасения с точки зрения проникновения сервисов в частную жизнь, проблемы ответственности и контроля над собственностью.

Некоторые заключенные начинают знакомиться с работой социальных сетей и других цифровых технологий еще в тюрьме. Калифорнийский департамент исправительных учреждений и реабилитации запустил программу "Последняя Миля" для заключенных тюрьмы Сант-Квентин (Калифорния), благодаря которой арестантам рассказывают о таких ресурсах, как Twitter и Quora. Они могут завести свои аккаунты и посредством волонтеров программы вести свои блоги.

Larry Histon

«Твиты и блоги настраивают меня уже на те проблемы, которыми озабочены люди в обществе, на свободе. Кроме того, эта технология помогает мне узнать много нового о том, что другие люди думают о каком-либо вопросе, из их собвтенной перспективы», – рассказывает заключенный Ларри Хистон.

На свободе Ларри занимался программным обеспечением. Особенно поразительными ему кажутся современные "облачные" технологии, увеличения емкости памяти устройств и появление огромного количества мобильных приложений.

«Даже пяти или десяти лет достаточно, чтобы оказаться фриком, выйдя из тюрьмы и столкнувшись с Facebook и LinkedIn, потому что 12 лет назад существовал только mySpace и смартфонами владели только технократы», – делится своим мнение анонимно заключенный.

Цифровые технологии сегодня внедряются и в тюремную систему. В некоторых тюрьмах есть терминалы в индивидуальных жилых блоках, с которых можно отправить сообщение друзьям и семье. Эти сообщения, конечно, проходят предварительный мониторинг. Некоторые арестанты могут также купить MP3 плейер в тюремном магазине (prison commissary) и закачивать музыку из тех же терминалов.

Отис Джонсон

Отис Джонсон, который попал в тюрьму в 1975 за попытку убить офицера полиции и вышедший в 2014, в своем интервью Al Jazeera, признается, что "попал в антиутопию, где все люди превратились в секретных агентов, носящих с собой повсюду провода и разговаривающих с самим собой по айфонам. Он был изолирован от общества 44 года и эра Стива Джобса прошла мимо него.

Проблемы, с которыми столкнулся Джонсон, выходят далеко за пределы информационных и цифровых технологий и затрагивают такие, казалось бы, простые для исполнения действия, как открытие банковского аккаунта, ориентация в системе общественного транспорта или поход в магазин за покупками.

После освобождения Джонсону выдали его ID карту, документы, описывающие историю его судимости, 40 долларов и два автобусных билета. Пока он находился в заключении, он потерял связь со всей семьей и теперь вынужден полагаться только на общественные организации, помогающие таким как он. В Гарлеме, где теперь живет Джонсон, есть одна подобная – Fortune Society.

«Для заключенных на такой долгий период важно научиться жить хотя бы не по расписанию, к чему они привыкли в тюрьме, и принимать решения самостоятельно», – говорит Марике Лием, исследователь из Правительственной Школы Джона Ф. Кеннеди (Гарвардский университет).

Каждый день Джонсон заново познает мир вокруг: он записался в местную мечеть, практикует ушу и медитацию, пытается осуществить свою мечту – открыть приют для бездомных женщин, – хотя с полным отсутствием кредитной истории найти деньги на такой проект почти невозможно. Он гуляет по улицам Нью-Йорка, наблюдая за людьми, и каждый вечер ровно в 9 часов остерегаясь комендантского часа он возвращается в свой приют.

Оригинал статьи

Комментарии